Родилась в г. Новокузнецке. После школы пришла в городской народный театр драмы, где ей сразу же была доверена роль Нины Заречной в чеховской "Чайке". Тогда же, войдя в театральное объединение "Агапэ", попробовала себя на певческом поприще, с репертуаром, в котором были цыганский и русский фольклор, старинный русский романс, песни Вертинского.

Училась в московской театральной школе при Институте человековедения, на народном отделении музыкального училища имени Ипполитова-Иванова, в московском колледже импровизационной музыки.

На московской сцене дебютировала в Доме актера в рамках цикла вечеров "Елена Камбурова представляет", и с этого дня началось тесное творческое сотрудничество с театром.

C 1997 года Ульяна - артистка Театра.

В репертуаре русский городской романс, английские баллады прошлых веков, песни на стихи поэтов серебряного века, французских поэтов. Значительную часть ее репертуара составляют песни Александра Вертинского, в которых певице удается при бережном отношении к источнику создать свои самостоятельные интерпретации с ярким интонационным рисунком, оригинальным пластическим решением.

Она говорит: "В миниатюрах Вертинского меня восхищает фактура образа: два-три штриха, и ощущение его становится объемным. Вертинский не морализует, не навязывает выводов, а кажущаяся простота их далеко не однозначна и дает исполнителю редкую возможность для импровизации и собственного взгляда. По-моему, больше всего он боялся фальши и страшился "назвать истину по имени", чтобы не принизить и не исказить ее ненароком. Целомудрие, ранимость и стремление к независимости, - все это породило тот особый стиль, ту непередаваемую иронию и прелесть его песенных миниатюр. Я чувствую огромную близость с этим фантастическим неявным хрупким миром его песен. Я почти не вижу и не слышу его, он не довлеет надо мной, когда я работаю над его песней, но во мне постоянно звучит некий верный тон, некая интонация (до них невероятно сложно добираться), предельно выражающая суть в каждой из них. Думаю, если я сумею вложить в них собственные переживания и по-своему переосмыслить их, то разрыв между нашим временем, и временем, когда они были написаны потеряет значение."

Ульяна обладает тонким поэтическим слухом, она и сама пишет стихи, которые, возможно, войдут в одну из ее будущих программ.

Журналисты пишут о ней: "На сцене полумрак, тонкая хрупкая мятущаяся фигура, высокий неровный голос, черно-белая гамма, переменчивая пластика: движения то резкие, внезапные и угловатые, то плавные и величественные, грациозные, "лебединые"... Грустного Пьеро сменяет лукавый, мудрый шут, беспечного короля несчастный шарманщик, и вдруг промелькнет и сам повествователь, требовательный и одновременно ищущий взгляд, в котором надежда на сопереживание, на понимание. Что это, плач или молитва, улыбка или гримаса боли? С быстротой и легкостью импровизации сменяющаяся череда чувств, диктуемая напряженным нервом певицы, чутко вслушивающейся в окружающий мир и в эту бесконечную вселенную, что представляет собой внутренний мир одного человека..."